Вы можете задать свой вопросмы ответим в ближайшее время
  • +7(917)565-07-83

Кавказская пленница

Сванетия - край тысячи башен с 01 июля по 09 июля 2013

"Хочешь экстрим? Поехали!"

Сейчас я даже не могу вспомнить, чего именно ожидала от Сванетии. Кажется, я думала, что это будет что-то вроде Тридцатки, только вдобавок к горам можно будет любоваться еще и средневековыми башнями. Конечно, я давала себе отчет, что раз наша группа первая идет по этому маршруту, могут возникать разные заминки и непредвиденные обстоятельства. Но кто же мог предвидеть все обилие экстрима, приключений и эмоций, которое нас ожидало?


Началось все очень спокойно и расслабленно. В ожидании самолета с той частью группы, которая прилетала из Харькова, мы погуляли по парку Сатаплиа, посмотрели пещеру и следы динозавров, поели первые грузинские хачапури в кафе. Во второй половине дня вся группа воссоединилась, мы сели в автобус и после ряда запутанных манипуляций с докупкой продуктов, бензина и подбирания туристов из Германии и Польши, поехали, наконец, в Сванетию. На ночь мы остановились в усадьбе в селе Латали неподалеку от Местии, где хозяйка Ксения устроила для нас фольклорный ужин с национальной едой и пением. Я почти ничего не ела, поскольку меня укачало по дороге, но, судя по всему, еда была знатная, как и пение. Вечером шел дождь, но наутро сияло солнце, мы распределили продукты, накинули рюкзаки и, полные воодушевления, отправились в путь. Уже было понятно, что от заявленного маршрута мы отклонились, но пока это не вызвало особых подозрений.


На тот момент в нашей группе появился новый участник: местный проводник Гия (Георгий). По-русски он говорил весьма специфично, например, «ехать» в его устах означало «идти». Сперва мы не догоняли, что к чему, но вскоре фраза «Хочешь? Поехали! Я сказал» стала девизом похода. И разумеется, не было никаких сомнений, что Гия страстно любит свои горы. А в горах что главное? Ну конечно же, как можно больше экстрима! Все эти маркированные тропы, спланированные маршруты и прочее – это глупости. Лазить по горам нужно так, чтобы было как можно занимательнее.

Начало похода. Пока все спокойно.
Начало похода. Пока все спокойно

Занимательное ждало нас впереди, а пока мы довольно бодро шли по лугам и лесам, постепенно приближаясь к заснеженным склонам Лайлы. Тем временем начался дождь, который то затихал, то начинался снова, и в итоге зарядил так, что к месту нашей первой стоянки мы пришли уже совершенно мокрые. А местечко оказалось довольно зловещим. Небольшая полянка в естественном цирке среди гор, с озерцем посредине (и полосой болота вокруг озерца, которую я обнаружила, провалившись туда ногой в свеженадетом шерстяном носке). Полурастаявший снег на одном из склонов явственно напоминал своей формой череп. По другим склонам струились водопады, и сперва у нас возникла идея назвать стоянку «Четыре водопада», но в итоге дальнейших размышлений ее окрестили «Мокрой». Пространство в этом месте постоянно было наполнено водой в той или иной форме: как только прекращался дождь, сгущался туман, скрывающий все вокруг; стоило же туману развеяться, как дождь начинался снова. Какое-то время я лелеяла надежду на ясное небо, но вскоре поняла, что в этом месте круговорот воды полностью замкнутый, а значит, надеяться не на что. Под дождем мы поужинали, под дождем пошли спать, под дождем собирались утром. Двое участников не выдержали такого расклада и решили нас покинуть. Если исходить из здравого смысла, они были правы, потому что ни один человек в здравом уме и твердой памяти не захотел бы повторить маршрут, по которому мы двигались на следующий день.

"Мокрая" стоянка. Слева можно увидеть очертания черепа. 

Первым испытанием был переход горной реки вброд. Стремительная ледяная вода выше колена, мокрые ботинки, мокрые штаны, куча адреналина. Сначала мне даже понравилось. Потом была еще одна переправа, и еще одна. В ботинках хлюпало, сверху капало. В промежутках между переправами мы шли по мокрому лугу (очень красивому, этого не отнять) и продирались по лесу вверх-вниз среди густых веток («Тут начинается Форт Буяйар!» - крикнула Лена, а я подумала, что ж тогда было ДО). В одном месте наше движение резко замедлилось, но среди деревьев невозможно было разглядеть, что же там такое впереди. Когда, наконец, очередь дошла до меня, я увидела, что тропа, по которой мы шли, уходит вниз под углом почти в 90 градусов, а народ висит, цепляясь за ветки и корни. Позже Гипич назовет это «корешковым альпинизмом» и пообещает выдать всем участникам похода грамоты за выдающиеся успехи в этом виде спорта.

Первая переправа. Гия и Костя следят за продвижением участников группы.
Первая переправа. Гия и Костя следят за продвижением участников группы. 

Последняя, четвертая переправа оказалась, по сути, не переправой, а проходом по краю реки, и поэтому она была самой длинной и самой стремной. В каких-то местах я продвигалась ползком по скале, вспоминая, что мне рассказывали про правила альпинизма. «Три точки опираются, одна свободна, - бормотала я, - три опираются, ох, *%:?№». Наконец, мы вышли на простор и поскакали вдоль реки по огромным скользким камням. Я прыгала и думала: «только бы не подвернуть мою чертову ногу. Если я подверну ногу, будет хана». И таки подвернула, к счастью, не сильно, я могла двигаться, но прыгать по камням стало сложнее примерно втрое. А река со всеми камнями на ее берегу все так же вилась вдоль почти отвесного склона, и не было никаких признаков, что когда-нибудь это закончится.

Мы с Надей на последней переправе.
Мы с Надей на последней переправе. 

Но в конце-концов мы вышли к месту слияния двух рек. Вторая река вырывалась из сказочной красоты каньона с отвесными разноцветными стенами. Вверх уходил склон, поросший лесом. Я обрадовалась, что больше не надо прыгать по камням, а можно идти по мягенькому, и даже расслабилась. В общем, рано я радовалась. Представьте себе склон под углом примерно в 45 градусов, без малейших признаков тропы, с кучей бурелома. Представили? А теперь представьте, что ползти вам по нему придется не много ни мало как 3 часа. Честно говоря, если б я знала об этом заранее, то наверняка устроила б истерику. Но в процессе подъема сил на истерики уже не оставалось никаких. Нога болела, сверху капало, вокруг вились тучи мошек. Тогда я не чувствовала их укусов, но как же я их почувствовала потом! Периодически я пыталась пробираться на четвереньках, но немедленно утыкалась головой в деревья. В одном месте мы начали двигаться траверсом, чему я даже удивилась, как это так, мы лезем не напролом, но почти сразу же путь преградили огромные поваленные деревья, через которые надо было перелазить. Андрей задумчиво посмотрел на них и сказал: «Я, конечно, в разных ебенях бывал, но чтобы они были так долго и такие разнообразные, такое первый раз встречаю». Я предложила переименовать маршрут на «Легендарные ебеня». К тому времени я прокладывала свой путь исключительно от одного дерева, возле которого можно было передохнуть, к другому, бормоча под нос все известные мне матерные слова. Так было идти немного легче, но все же мне никак не удавалось выразить все мои эмоции. В одну из передышек под деревом я закрыла глаза и поняла, что засыпаю. И это стоя! Вот тут я и поняла, что значит идти, когда силы не то что на исходе, а давно уже изошли, а останавливаться нельзя.


Но все когда-то заканчивается. На смену лесу пришел луг, а в нем вновь появилась давно исчезнувшая тропа. Наконец, мы поднялись к пустующему пастушескому кошу. Среди облаков проглядывали заснеженные вершины. Остатками восприятия я отметила, что, кажется, вокруг очень красиво, и рухнула без сил.

Twenty three is company

Утром мы проснулись отдохнувшие, но все же не готовые к повторению вчерашних подвигов. Оставалась задача объяснить это Гие. К счастью, уговоры подействовали, и он, хотя и с видимым разочарованием, таки повел нас не по бездорожью, как изначально планировал, а по тропе. Кажется, в его глазах такое решение почти приравнивало нас к пляжным тюленям из отелей «все включено», но мы были не в том состоянии, чтобы заботиться о репутации.


Забегая вперед, скажу, что в дальнейшем нам время от времени еще приходилось ломиться по чащам и крутым склонам даже при наличии обходных троп. Периодически мне хотелось остановиться и громко изречь хоббитскую мудрость о том, что short cuts make long delays, но вскоре я выяснила, что дилейз будут, только если боишься оцарапаться и вымазаться в грязи, а если, наплевав на все, переть напролом, то двигаться получается довольно быстро не только по проторенным путям (особенно если спереди подгоняет вечное «Чкара, чкара!»). Единственное, что выхожу на улицу я теперь исключительно в джинсах и, похоже, так и буду ходить ближайший месяц. Так что мой совет: не ходите в чащу в шортах!


Но пока мы отдыхали от чащ, поднимаясь к старой церкви по альпийскому лугу,  усыпанному рододендронами. Большая их часть уже отцвела, но несколько кустов все еще сверкали белыми цветами, невзирая на пасмурную погоду.

Рододендроны
Рододендроны

Потом мы снова пошли вниз, и опять вверх. К этому моменту мы все уже более-менее познакомились между собой, и выяснилось, что все 23 человека – оригиналы, как на подбор. Чего стоили хотя бы два закадычных друга Денис и Никита, рядом с которыми я часто оказывалась, и которые НЕПРЕРЫВНО говорили (особенно Денис). О битниках и хиппи, о маркетинге и рекламных роликах, о Керуаке, Антониони  и Орхане Памуке, о махаяне и французском вине. Казалось, что Дениса настолько распирают изнутри разнообразные знания, что он просто лопнет, если не будет постоянно ними с кем-то делиться. Еще были мама Таня с 13-летней дочкой Алисой из Петербурга, и я просто восхищаюсь героизмом этого ребенка. Жаль только, мальчики таких смелых девочек обычно боятся. Было трио из города Подольск под Москвой: Алиса, Наташа и рыцарь Юра, который даже еду в палатки носил своим дамам. Была Аня из города Орел, чья неистово страстная натура проявилась несколько позже. Был очень серьезный и обстоятельный вегетарианец Влад из Беларуси. Была очень спортивная девушка Лена, которая все время бежала где-то впереди, а еще умела пить воду по-непальски и определять ядовитость грибов на вкус. Была любительница водных процедур Настя, которая умудрялась помыть голову даже Нарзаном из источника. Был Сергей – самый старший участник похода, который ежедневно встречал нас традиционной шуткой «А где здесь дорога на Кутаиси?». Был Борис из Белгорода, у которого когда-то была сломана шея, а теперь он ходит в горы (правда, после распития грузинских национальных напитков ему случалось несколько теряться и бродить с фонариком вокруг лагеря, в упор его не замечая). Были трое фотографов из союза фотохудожников Украины: Лена, Игорь и Валера. Ну, с фотографами все понятно: они бегали во все стороны и непрерывно фотографировали. Были хорошие ребята Антон и Вадим. Ну и мы с Надей были, конечно. И еще теми уникумами были два наши инструктора: Костя по прозвищу Кот-18, и Андрей Гипич. Костя оказался человеком весьма серьезным и последовательным и в своих обязанностях, и в дискуссиях, и в возлияниях (последние, как и полагается, он позволил себе лишь в финале похода). Что же касается Гипича, то мое перо здесь бессильно.

Стоянку мы разбили на уютной полянке неподалеку от 3 поистине гондорских башен (большинство сванских башен находятся в селениях, и видно, как дома со временем вырастали вокруг них, но эти стояли отдельно и словно бы напоминали о далеком героическом прошлом). Незадолго до этого один из Гииных местных знакомых подвез нам лаваши, сыр, мацони (нечто среднее между сметаной и кефиром) и, конечно же, чачу, так что в этот вечер нас ожидал настоящий пир. Еда и чача разогрела сердца и развязала языки, и возле костра разгорелись страстные дискуссии, сначала о разнице между французскими и испанскими винами, а потом о разнице между женщинами и мужчинами, причем в обоих случаях главным спорщиком был, разумеется, Денис. И еще многое происходило возле этого костра, но об этом да не будет здесь упомянуто.
Башни. На заднем плане - Ушба.
Башни. На заднем плане - Ушба.

А наутро произошло чудо. Вышло солнце. И внезапно выяснилось, что вокруг нас – не только луг и лес, а заснеженные вершины, а среди них прекраснейшая – Ушба, сияющая в утренних лучах. И потом, когда мы тронулись в путь (а шли мы в этот день долго), нас окружали виды один прекрасней другого.
Ушба
Ушба
Греемся на солнышке, на заднем плане в облаках опять-таки Ушба
Греемся на солнышке, на заднем плане в облаках опять-таки Ушба

Это просто мимо проходили
Это просто мимо проходили

На ночь мы стали на пастбище над деревушкой Ели. Вечером мы смотрели, как загораются огни в домах, утром – как собираются люди в церковь, и все время слышали звон колокольчиков на пасущихся рядом коровах.
Радуга над Ели
Радуга над Ели

Рассвет над Ели
Рассвет над Ели

На следующий день у Нади был ДР, и сперва мы думали отпраздновать его по-походному, с тортиком из печенья и сгущенки. Но вышло по-другому. После довольно краткого перехода (который, тем не менее, не обошелся без безумного спуска, заставившего меня оценить, насколько все же удобна Тараташская тропа в Крыму) мы пришли в село Ипари, где живет Гиина тетя. Прямо у нее в огороде мы и разбили палатки, и оставшиеся полдня мылись, стирались, гуляли по селу, а вечером ели хачапури и бисквит, пили вино и пели песни, так что все село по очереди приходило на нас посмотреть. В этот вечер мы легли спать довольные и отдохнувшие. Впереди нас ждали новые приключения.

В сванских селениях.

Кто же не знает, сколь походная жизнь способствует романтическим чувствам? Отважные и сильные мужчины, всегда готовые помочь, не менее отважные девушки, которые тем не менее рады сделать вид, что очень-очень нуждаются в помощи, сильные эмоции, костер, звезды, ПАЛАТКА! Некоторые из нас не устояли перед этой смесью, но Аня превзошла всех, рассылая стрелы Амура направо и налево. Например, на дороге от Ипари до Ушгули мы встретили юношу Бориса на велосипеде, который ехал, заметим, в противоположную сторону. Для меня совершенно непонятно, как эти двое сумели между собой договориться, но факт остается фактом: высказав фразу, которая среди участников похода стала крылатой, - "Отдыхаю как могу" - Аня погрузила свой рюкзак на велосипед Бориса, и он вместе с велосипедом пошел вместе с нами.
Аня и Борис, фото Антона Гвоздикова
Аня и Борис, фото Антона Гвоздикова

Правда, такая лафа для Ани продолжалась недолго. Когда Гия увидел это зрелище, он хмыкнул, снял рюкзак с велосипеда, кинул Ане со словами "давай, неси", да еще и бутылку забрал. Борис сопровождал нас еще несколько километров, но потом, видно, понял, что ему ничего не светит, и поехал назад.
Анин пример может создать впечатление, что со сванами очень прикольно знакомиться, но на самом деле это несколько не так. Про опасности, подстерегающие на этом пути, я напишу в следующем посте, а пока сделаю небольшое этнографическое отступление и расскажу про свои впечатления о сванских селах, через которые мы проходили.



Первое чувство, которое возникает, когда проходишь по грунтовой дороге мимо полуразваленных каменных стен - эффект попадания где-то так на тысячу лет в прошлое. Википедия уверяет, что знаменитые сванские башни построены в 9-12 веках. Вряд ли все окружающие их постройки настолько же древние, но определить их возраст не представляется возможным - все сложено из одного и того же местного камня, практически все лесенки и дополнительные конструкции - деревянные и очень простые, и только иногда, как нелепый анахронизм, то там, то сям видны бетонные блоки, спутниковые тарелки и раздолбаные автомобили. В первом же селе, через которое мы проходили (не помню его названия), меня поразили деревянные санки, словно попавшие туда из какого-то этнографического музея. В Ели мы с изумлением увидели, как высаженную на склоне картошку окучивают с помощью бычка, впряженного в деревянный плуг. Но самые незабываемые впечатления ждали нас в Ушгули.

Санки
Санки
Плуг
Плуг
Село Цвирми (?) Камень и дерево
Село Цвирми (?) Камень и дерево

Непонятная штука
Непонятная штука
Фасад церкви в Ипари
Фасад церкви в Ипари

Кое-что про Ушгули можно прочитать в Википедии, но колорита краткая статья, разумеется, не передает. Еще более сильным, чем раньше, стало чувство попадания в средневековье. Узкие улочки, каменные стены, башни-башни-башни. С первого взгляда - вроде бы старинный европейский городок, мне даже вспомнился Ассизи. Но древнее каменное строение оказывается хлевом, по улочкам среди навоза и лопухов гуляют коровы и свиньи, а башни - похоже, они почти все пустуют, и никто уже не помнит, для чего они были нужны. И никак не различить, что же мы застали - время упадка или аутентичное средневековье (кто его знает, может, тот же Ассизи во времена Франциска был именно таким?). Может, когда-то на башнях развевались флаги, а по улицам шли процессии, встречая царицу Тамар, развалины крепости которой виднеются на высоком холме? Сейчас же по этому то ли городу, то ли селу бродят ошарашенные туристы, бросаясь с фотоаппаратами к каждому поросенку. Кстати, туристов довольно много, и из разных стран. Есть гестхаузы, кафе, даже музейчик (по которому я к своему изумлению провела экскурсию, лишний раз доказав самой себе, что могу водить экскурсии, даже если не знаю вообще ничего). Малыши с гордостью заговаривают с туристами на английском. Такие вот контрасты.
Ушгули
Ушгули

Здесь живут коровы
Здесь живут коровы

А здесь туристы
А здесь - туристы
Улица и хрюши
Улица и хрюши

Новая постройка
Новая постройка

И именно в Ушгули нас ждало, пожалуй, самое яркое приключение этого похода, главной героиней которого суждено было стать мне.

Кавказская пленница

Не знаю, как обстоят дела в остальной Грузии, но Сванетия - явно не страна победившего феминизма. Среди играющих на улицах детей редко увидишь девочек, женщины постарше закутаны в длинные черные одеяния, за юной англоговорящей дочерью хозяина кафе в Ушгули, пока она с нами общалась, присматривал отец. Логично предположить, что нравы насчет добрачных отношений тут весьма строгие, и погулять с односельчанками юношам, скорее всего, не удается. Исходя из этого, не менее логичен особый интерес сванов к туристкам. Когда мы с Надей пошли прогуляться вдвоем по Ипари, почти сразу же возле нас остановилась машина с молодыми джигитами, которые даже без всякого здрасьте заявили "Девчонки, садись, поехали". Мы, конечно, ответили "ненене" и очень-очень быстро ушли. Потом в Ушгули Гия несколько раз повторил нам, чтобы не ходили по одному, потому как "пьяные сваны очень опасны". Гулять в тот вечер я никуда и не пошла (да и сил не было после 22-километрового перехода), а приехавший в лагерь верхом на лошади гиин местный знакомый по имени Лери поначалу не вызвал никакого подозрения. Он о чем-то беседовал с Гией, налил ребятам пива, а мне тем временем пришло в голову, что было бы так здорово чуток прокатиться на лошадке. Лери охотно согласился, поводил меня с минуту вокруг лагеря, потом опять стал разговаривать с ребятами. Мне стало скучно сидеть, к тому же, другие девочки тоже стали проситься покататься, я говорю: "ну все, я слажу". Лери на это возразил, что еще немножко меня поводит. Я обрадовалась, и он повел меня в сторону от лагеря.

Здесь я еще довольная и счастливая и не подозреваю, что вот сейчас за меня отдают калым в виде бутылки пива
Здесь я еще довольная и счастливая и не подозреваю, что вот сейчас за меня отдают калым в виде бутылки пива

И стоило лагерю скрыться за холмом, как Лери вскочил за мной в седло и лихо поскакал по кручам. Сперва я даже обрадовалась, ведь скакать по горным склонам было так здорово, хоть и экстремально, особенно когда конем чувак правит из-за моей спины, перебрасывая поводья из одной руки в другую. А еще дышит мне в затылок перегаром и почему-то держится за мою грудь. Сначала я наивно подумала, что, может, ему так удобно (я очень устала в этот день, мозг отключился, да), потом что, может, у них тут так принято, потом попыталась убрать руки, но во время скачки это оказалось весьма проблематично. Потом я решила, что пора с этим делом заканчивать, и говорю:
- Спасибо, что покатал, мне очень понравилось, давай теперь возвращаться в лагерь, я устала.
- Красивый девушка! Хороший лошад!
- Эээ, спасибо, но давай вернемся в лагерь, там ребята, наверно, уже волнуются.
- Красивый девушка! Хороший лошад! Пиво!
- Эээ, какое пиво, не надо пиво, давай в лагерь, в лагерь, ох, ну ладно, по пиву и в лагерь, хорошо?

В какой-то момент Лери решил, что мы едем слишком медленно, пересадил меня на самый перед седла, сам прижался ближе, и мы сломя голову поскакали вниз по крутой ушгульской улочке. Свиньи и куры разбегались из-под копыт, дети и взрослые выходили посмотреть на это зрелище, а я, чувствуя себя изнасилованной одновременно и Лери и конем, нервно хихикала и визжала на особо головосворачиваемых участках дороги. Конь тоже вел себя странно, не желал поворачивать, куда надо, и однажды чуть не врезался головой в столб. Когда мы остановились возле магазинчика, где Лери покупал пиво, мне уже хотелось спрыгнуть с лошади и убежать, но уже совсем темнело, и я понимала, что с моей-то ориентацией в пространстве я в жизни не найду дорогу в лагерь сама. Потом Лери вышел уже с пивом, и мы вроде бы таки поехали в направлении лагеря, но вдруг он сказал "О! Тамара!", развернулся и поехал в противоположную сторону. Я с ужасом поняла, что он хочет ехать к развалинам башни Тамары, которые находятся вообще черти-где на верхотуре, а значит, я сейчас на врезающемся в столбы коне и с пьяным сваном за спиной поскачу по крутому склону в темноте. Тут я уже очень эмоционально стала говорить, что никакой Тамары, нет-нет-нет, едем в лагерь, только в лагерь, я больше не хочу кататься, там все уже меня ищут наверняка. Лери на это ответил, что якобы у Георгия есть его телефон, и он позвонит, если захочет, но таки повернул назад. К этому моменту я уже едва держалась на коне, порядком нервничала и думала, что о Боже, НАДО БЫЛО СЛУШАТЬ МАМУ.
Не доезжая до лагеря, Лери остановился среди холмов. Я нервно спросила, а где же лагерь, на что он успокаивающе ответил, что лагерь тут рядом, но сначала пиво. Усадив меня на траву, он налил мне пива в явно многократно использованный одноразовый стаканчик, которое я выпила, подумав, что сейчас мне не помешало бы чего-то покрепче. Потом он попытался меня поцеловать, но я его отпихнула, вскочила и уже в энный раз начала повторять, что пора возвращаться в лагерь. Сели мы снова на нашу хорошую лошадь, темно уже совсем, Лери правит одной рукой, в другой пиво, я все больше паникую и не могу понять, куда же мы едем. И тут Лери прижимается ко мне и говорит:
- Я завтра сюда приду, поставлю палатка. Можно?
Вот в этот момент у меня таки прорвалась истерика. Я начала кричать, чтобы немедленно вез меня в лагерь, а вскоре услышала и крики вокруг. Оказалось, что меня давно уже ищут по всем окрестным холмам, и даже вызвали ушгульского старейшину (полиции там нет). Лери таки, надо отдать ему должное, довез меня до лагеря, я спрыгнула с лошади, плюхнулась на коврик и разревелась. Что-то они там решали, Гия кричал, Лери стоял молча, я ревела. Потом из рейда по окрестностям (а нас, как оказалось, в селе НИКТО не видел) вернулся Гипич, с лицом мрачнее тучи, подошел ко мне и спросил:
-Ты в порядке? Если в порядке, мы его отпускаем, если нет, то будем что-то решать.
Содрогнувшись при мысли о возможном..чем? Мордобое? Поножовщине? - я пискнула:
- я в порядке.

На том все и закончилось. Лери, на свое счастье, я больше не видела, а мое похищение, после активных обсуждений, все сочли главным приключением похода. Сейчас я этот эпизод именно как приключение и воспринимаю, но, дорогие девушки, если вы таких приключений себе не хотите, могу дать пару советов:
- не ходите девичьей компанией, и тем более не ходите одни. Держитесь рядом с мужчинами;
- не флиртуйте и не заигрывайте со сванами. Вообще отмораживайтесь в ответ на любое проявление внимания, они могут воспринять как флирт даже то, что вы вовсе таковым не считаете;
- тут должен был быть совет одеваться поскромнее, но учитывая то, что я была одета в мешковатый спортивный костюм, могу сказать, что, в общем, пофиг, как вы одеты. Но на всякий случай одевайтесь поскромнее;
- НЕ САДИТЕСЬ ПОКАТАТЬСЯ - ни на лошадь, ни в машину. Это вы без задней мысли решили просто покататься верхом или подъехать стопом. Сваны воспринимают такое поведение иначе.

Вот примерно так. Я не могу сказать, что в Сванетии очень опасно, или что там совсем дикие горцы живут. Нет. Но там все по-другому, и стоит об этом помнить.

Финал

После всех перипетий предыдущего дня последний день похода выдался особенно спокойным и лиричным. Оставив рюкзаки в лагере вместе с теми, кто хотел отдохнуть, мы отправились в радиалку к леднику Шхары. Несколько часов мы шли по невероятно кинематографичной долине реки с видом на сверкающую вершину Шхары и многоцветным морем цветов. Время от времени нам приходилось переходить ручьи, но для нас, многоопытных, это не шло ни в какое сравнение с теми переправами, которые мы преодолели раньше. На леднике нас застал дождь, и пришлось немного померзнуть, да и ноги у меня уже очень болели в ботинках, но все это казалось мелочью. Я все смотрела и смотрела вокруг, стараясь все впитать и запомнить, и уже зная, что никакое воспоминание и никакие фотографии не сравнятся с реальностью.

Шхара. Вид из лагеря
Шхара. Вид из лагеря
Долина и река

Долина и река

Многоцветье
Многоцветье


Ледник
Ледник

Впереди нас ждал переезд (одна половина группы поехала в Кутаиси, другая в кемпинг в Кобулети), знакомство с особенностями грузинского вождения, огромное чистое море, наполненный солнцем Батуми, кафе на пляже, где ребята из Тбилиси играли каверы рок-хитов, хозяин кемпинга, который никак не мог вспомнить, платный ли у него душ, шашлыки, арбузы и постепенное возвращение к благам цивилизации. Но поход наш завершился здесь, в этой волшебной долине, среди цветов и ручьев. Каков же итог? Мои ноги до сих пор все в следах от царапин, укусов и ожогов от борщевика, меня похищали, за время похода я дважды подвернула больную ногу и пережила массу стрессовых ситуаций. Но как же я уже скучаю. По красоте гор, по всем своим сопоходникам, по экстриму, по силе чувств и восприятия. И разумеется - я опять хочу в поход.

  • Светлана

    • 09.12.2014
  • Гипич Андрей

Сванетия - край тысячи башен

Сванетия - край тысячи башен

  • Регион: Грузия
  • Продолжительность: 9 дней
  • Сложность:
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6
    • 7
    • 8
    • 9
    • 10

Сванетию называют краем Тысячи Башен, ведь древние оборонительные сооружения IX – XII веков здесь повсюду.

Рейтинг

5 3 Кавказская пленница
Добавить коментарий

Гипич Андрей

Гипич Андрей
  • (35год) Харьков
  • 2014-12-09

Мега невероятный был поход!

Добавить коментарий